карлсон

(no subject)

а я часто летаю... не во сне, к сожалению... ну или к счастью – куда уж в моем возрасте расти-то... только вширь если... нет уж, спасибо. так что ну их, полеты во сне. но и наяву они тоже как-то поднадоели. ну то пару раз в месяц куда-нибудь туда, чтоб через день обратно, а то и каждую неделю... надо завязывать. хотя, конечно, и ездить, то есть на поезде ездить, тоже не сахар. но иногда лучше даже ездить, чем так вот летать... когда понимаешь, что ремни безопасности в самолете – да, нужны. впрочем, в самолете они не называются ремнями безопасности, чтобы не вводить в заблуждение, потому что какая нафиг безопасность... где ты - и где безопасность... привязные ремни и есть – чтобы все были привязаны и не бултыхались по самолету как непойми что... тем более вокруг темно, маячки на крыльях белым мигают, крылья машут... а если еще и пассажиры по самолету будут валяться? действительно, нужны ремни-то... а мне все равно не страшно скоро стало, потому что я быстро очень подумала, что я лечу на эрбасе, а у них за усталостью материалов брат мой следит... как-то так это называется, что он делает. в общем, хорошо, когда ты вот так вот болтаешься в небе и думаешь, что все будет хорошо, потому что твой брат следит за усталостью металла... и за сопротивлением материалов тоже следит. да знаю я, что за этим самолетом он в жизни не следил, а все равно – спокойно. просто хорошо думать, что тебя кто-то бережет... даже если этот кто-то об этом и не подозревает... удачи тебе, митечка! а на поезде все равно хуже: попадется кто-нибудь неприятный в попутчики, а в поезде попутчики – это надолго...
карлсон

interim monitoring visit

утром вчера прилетела я в белгород. на самолете SAAB 2000 и с надписью Rolls Royce где-то под пропеллером. самолет встречали аэродромные собаки. вечером те же собаки меня провожали на тот же, так и не решивший, кто же он, самолет. чем мне нравится белгород - на вечерний рейс, улетающий в 20:45, из областной больницы можно легко выехать в 20:10. чем мне не нравится белгород - сомнительным соисследователем, невесть как попавшим в царские угодья. дело в том, что он - истеричка, да еще убегает куда-то на пять минут и возвращается успокоенный и при том ничем не пахнет. интересно, кто из нас допрыгается первым. остального белгорода я просто не знаю.
карлсон

to whom it may concern

насчет встретиться.
январь вырисовывается совершенно бесперспективным. остается декабрь. первый свободный вечер - среда, 26. кто-то может примерно в 18:00 на покровке?
карлсон

ЛОКБ и МСЧ 122

дождь, анблайдинг, ампулы-таблетки, все как-то безнадежно... каждый день уже темно, уже все закрыто и очень болит горло. в ночном пятничном самолете объяснимо много пьяных. я дома. на пару дней.
карлсон

sincerely yours

немецких гостей радушно встретили московские пробки, прямая трансляция из девяти операционных, молодой и знаменитый пи-ай, мрачный подвал с трубами, с которых свисает пакля, закоулками, из которых выходит нечто в ватнике, и аккуратно упакованным трупом, мирно проезжающим навстречу. потом еще были обитые железными решетками комнаты хранения наркотиков, ангелоподобная заваптекой с золотыми волосами, исполняющая русские романсы на рабочем месте, туча журналов "прошито и прошнуровано n листов" и прочие титры и спецэффекты. а вечером я уже ехала на поезде в белгород в слегка подновленном св фирменного поезда и - о, счастье! - без соседей. немка отвалилась еще за два дня до того - наверное, прочитала что-нибудь...
поспать почему-то не удалось.
белгород наверняка великолепен. когда-нибудь, дней через 10-12, это подтвердится. там живет царь. его владения выкрашены в пастельные тона, на территории запрещено курить, в коридорах - зимние сады. монитора там встречают истопленной банькой, палатой повышенной комфортабельности (№7) и торжественным построением персонала. постоянно норовят накормить. палату посетить не успела, от баньки отказалась сразу. на самолет, вылетающий в 20:45, выехала в 20:00. в пути 6 минут. табло набрано вручную из картонных буковок. есть даже рейс в хургаду. после регистрации, оказавшись в отстойнике длиной 15 метров и шириной метра три, обратила внимание на отсутствие самолетов на темном и подернутом туманом поле. красиво. добрый аэропортный служащий объяснил, что самолет еще в москве (второй, видимо, в хургаде), и предложил желающим выходить покурить на то же летное поле. видимо, чтобы немного оживить пейзаж. было очень холодно. игрушечный самолет все же прилетел, выпустил несколько человек, развернулся, погрузил нас и полетел, трудяжка, обратно. а на той неделе я буду жить в питере. пишите мне, пожалуйста.
ваша а.
карлсон

welcome!

немцы наступают. мало им москвы - решили гнать меня до белгорода. надежда одна, чахлая, - мороз. и еще последний патрон в маузере... может быть, выручит белгородская гостиница. хотя вряд ли - нам обещали комфортабельную больничную палату. в ней я, пожалуй и останусь... до весны. весна должна начаться в следующий четверг, когда я, смахивая платочком слезы, пойду прочь от стойки регистрации самолета на франкфурт. или бонн... все равно.
карлсон

(no subject)

за эту неделю произошло столько всего, что лучше и не вспоминать. вспоминать лучше про позапрошлую неделю.
отпуск выдался на славу. результат - я больше не хочу работать. вообще. я хочу жить в маленьком домике с соснами и еще хочу ребеночка. и счастья. а работать совсем не хочу.
на работе все какие-то нервные, исследователи постоянно выкидывают то один финт, то другой, начальница почему-то хочет устроить корпоративную вечеринку в сауне... в общем, как справедливо говорит мой коллега грязный ангел - кранкин хаус. зато у меня наконец-то появились такие здравые мысли, как, к примеру, смыться в рабочее время в салон красоты... а на той неделе я уеду в питер, а потом еще в белгород. а потом приедут фашисты. вполне возможно, что я вообще в последний раз размышляю как нормальный человек. в последний раз до следующего отпуска.